Александровский сад, после экзамена. 2008 год
Александровский сад, после экзамена. 2008 год

Помню, как однажды утром решила, что не хочу быть журналистом, хотя в моей семье журналистов вариант другой профессии даже не рассматривался. Это было где-то в период преддипломной практики. «Накатанного пути», пока можно было учиться и не думать о смысле жизни, оставалось полгода, а ответа на вопрос: «А что тогда?» — всё ещё не было. Думаю, я позволила себе роскошь, выбрав на роль работы то, что получалось у меня лучше всего и приносило больше всего радости — общение с иностранцами. В поездках учиться, отдыхе на каникулах, путешествиях с друзьями и университетской жизни в самом центре Москвы я дышала этим общением, впитывала частички других взглядов, культур, языков, не переставая удивляться тому, какие мы все разные и как же здорово бывать вместе.

Следующий год был полон сомнений. В известных учебниках я видела совсем не то, чего от меня ждали на занятиях. В первые месяцы я активно «ксерила» части уроков отовсюду, полагая, что, если мне что-то не нравится в одном учебнике, объединив несколько, я сделаю лучше. Кипы мохнатых распечаток создавали сумбур в сумочке и мыслях учеников. Спасало личное обаяние и... тот самый настрой :)


Примерно через год работы 6 дней в неделю с 8 утра до 10 вечера я почувствовала, что живу не от урока к уроку, а вижу русский язык в общем и знаю, что именно нужно людям в первую очередь. Благодаря такой интенсивной работе, я получила опыт с самыми разными людьми и их целями, уровнями и результатами. На смену нескольким учебникам пришли собственные разработки, вместо бессонных ночей подготовки — умение адаптировать один материал для разных случаев.


Мне запомнилась смска одной ученицы. Мы занимались со всей её семьёй, у них был очень высокий уровень, поэтому мы могли на любые темы говорить по-русски. Она писала: "Не бойся. Да, ты моложе их всех, но ты умеешь работать, пусть и делаешь это иначе. У тебя отлично получается, покажи класс! Я в тебя верю". Удивительно было получить от неё такое сообщение. У нас был, скорее, деловой стиль общения, она намного старше меня. За пару дней до этого я рассказывала, что у меня будет первый в жизни мастер-класс для коллег-преподавателей РКИ по использованию новых технологий на уроках, и я боюсь, что меня не поймут, ведь я самая младшая в коллективе и с техникой наши преподаватели "на вы".

Старший преподаватель. 2012 год
Старший преподаватель. 2012 год

Интересно, чего это я там предлагала купить 10 кг с пакетом?)))

Потом было много разного: первые курсы для преподавателей английского, с которыми мне очень помогла Вероника, сказав однажды: «Да у тебя же CELTA, только для РКИ, делай свой курс!» — и первые слёзы, когда именитый профессор грозилась «зарубить» мой учебник, если я его когда-нибудь напишу, должность и обязанности старшего преподавателя, кросс-культурные курсы и первые мысли про свободное плавание.

Отправляться в свободное плавание было страшно. Вопрос о том, кто придёт за опытом неизвестной девочки, когда всем нужен официальный диплом с печатью, сводил к нулю вероятность малейшего успеха. Но тогда я снова выбирала сердцем, а не разумом, решив, что у меня есть, чем поделиться, и я просто не хочу оставить всё это только внутри себя. И Вселенная мне улыбнулась, послав заинтересованных людей, а с ними — свет на моём пути.